Equator-chel.ru

Женский журнал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Военный лагерь для похудения

Бут кемп в Крыму или спортивный лагерь для взрослых — как вариант активного отдыха

Наш спортивный кемп лагерь работает круглый год, абсолютно в любое время мы рады нашим гостям! К нам приезжают как и люди ведущий здоровый образ жизни так и те, кто только стремится влиться в фитнес культуру и находясь в здоровой атмосфере в дружественном коллективе войти в спортивных режим. Команда профессиональных тренеров в течение всего дня сопровождают участников и поддерживают их как знаниями так и практическими советами. Тренировочная программа максимально разнообразная.

Бронирование туров в бут кемп круглогодичное!

Преимущества бут кемпа в формате спортивного лагеря для взрослых

  • Расположение в 70-ти метрах от моря
  • Круглогодичное функционирование
  • Укомплектованный штат специалистов всех необходимых профилей

>Разумеется, Бут кемп в формате «спортивного-лагеря» не так строг к своим новобранцам и не заставляет их маршировать на плацу и зубрить формулы, но в его основе лежат те же принципы: здоровое питание, правильные тренировки под руководством специалиста, строгий режим. Он не позволяет членам группы как лениться и уменьшать нагрузки, так и перегибать палку в попытках похудеть и подкачаться как можно быстрее.

А так как целью поездки в такой лагерь является не только спорт, но и отдых, и снятие стресса, и улучшение общего состояния здоровья, то в расписании лагеря выделено достаточно времени для того, чтобы поплавать в море между тренировками, как следует загореть и погулять. Также в программу кемпа включена возможность пройти курс массажа, косметические процедуры и многое другое.

В некотором смысле лагерь является идеальным вариантом отпуска для тех, кто в отпуске решил улучшить качество тела и общий тонус организма.

Программа спортивного кемпа в формате нашего спорт лагеря

1 Ежедневно 5 км вдоль моря с утра. Данная тренировка настраивает с утра на продуктивный лад, улучшает самочувствие, способствует скорейшему жиросжиганию

2 Треккинговые маршруты (через день) Маршруты различной сложности повышают выносливость, способствуют ускорению метаболизма и укрепляют командных дух кемпа.

3 Силовые занятия Кросфит (ежедневно) Данные тренировки проводятся как в индивидуальном режиме так и в групповом рассчитаны на проработку и укрепление мускулатуры.

4 Танцевальные занятия (от востока до зумбы)

5 Аэробика Растяжка Тай-бо (через день) Разнообразные кардиотренировки проводятся как в крытых оборудованных залах так и на открытых площадках.

6 Сайклинг (ежедневно) Сайклинго — это высоко энергозатратная тренировка.

7 Велопрогулки (ежедневно) Данная тренировка проводится под предводительством опытного инструктора по пересеченной местности.

8 Командные игры (через день) Волейбол, футбол, пионербол.

9 Бокс — занятие повышает выносливость, улучшает реакцию и собственную самооценку. Способствует приобретению полезных навыков

10 Русская баня (кроме июня, июля, августа, сентября) Банные процедуры способствуют ускорению обменных процессов в организме, выводу молочной кислоты, снимают стресс.

11 Массаж спортивный (ежедневно) Массаж способствует быстрому восстановлению. Оказывает общеукрепляющее и профилактическое действие.

12 Сбалансированное рационально фитнес-питание

Фитнес лагерь для похудения «Формула успеха»

Многие санатории Крыма предлагают программы по коррекции веса, но только Фитнес лагерь для похудения «Формула успеха» полностью специализируется на лечении ожирения, привитии навыков грамотного питания и оптимального режима физической активности. К тому же предлагаемый комплекс мероприятий гарантирует быстрый результат – минус 5-7 кг за 15 дней.

Лагерь расположен в поселке Коктебель, любимом месте отдыха творческой элиты в Крыму. Гостиница находятся в 100 м от моря, а это значит, отдыхающие круглосуточно ощущают его благотворное влияние. Территория комплекса – прекрасный парк с розариями и открытым бассейном. Буквально за воротами – набережная и пляж, на котором проводятся сеансы талассо- и гелиотерапии, а также утренняя зарядка и моцион. Обычно процесс похудения ассоциируется с безвкусными диетами и изнуряющими тренировками, поэтому потеря килограммов сопровождается подавленностью, а иногда и депрессиями. В лагере все элементы программы направлены, прежде всего, на адаптацию организма к новому режиму, а мероприятия позволяют получать наслаждение от полезного отдыха.

Создатели программы отказались от аскетизма во всем. Для проживания предлагаются комфортабельные номера Стандарт, Люкс, Апартаменты, Апартаменты улучшенные с открытыми балконами, выходящими на набережную, системой кондиционирования, доступом Wi-Fi, современным техническим обеспечением. Все системы жизнедеятельности в гостинице автономные, поэтому не бывает перебоев с подачей электроэнергии и воды. Кроме пляжного отдыха, поплавать можно в бассейнах на территории лагеря, причем независимо от сезона.

В основе комплекса по коррекции веса лежат дозированные физико-механические нагрузки (для «сжигания» лишних калорий), аэробика (для формирования фигуры своей мечты), диета (для перехода к здоровому сбалансированному питанию), психологические тренинги, нацеливающие гостей лагеря на положительный результат. В здравнице отдыхают люди разного возраста, с индивидуальной стадией ожирения или лишнего веса, сопутствующими заболеваниями, поэтому, несмотря на принцип коллективизма в достижении цели, инструкторы адаптируют общую программу под каждого отдыхающего. Ежедневные общие занятия – это утренняя гимнастика, ЛФК, механотерапия, специальная диета, подвижные игры. Индивидуально добавляется одно крупное мероприятие, сочетающее физическую нагрузку и удовольствие: походы в горы в сопровождении инструкторов и представителей творческих профессий, данс-терапия или степ-аэробика, дельфино- или иппотерапия, морские прогулки или пейнтбол. Большинство отдыхающих главной причиной решения похудеть называют стремление к красоте, поэтому одновременно проводятся СПА- и косметические процедуры.

После курса коррекции веса и фигуры организм омолаживается. У пациентов складывается потребность в здоровом режиме и сбалансированном питании, занятиях физическими упражнениями. Вместе с этим нормализуется давление, работа эндокринной и сердечно-сосудистой системы, организм очищается от токсинов и обретает психологическую гармонию, кожа очищается и становится эластичной, восстанавливается природная микрофлора желудка. Все эти процессы проходят на фоне улучшения психо-эмоционального состояния гостей лагеря, что является залогом пролонгированного действия курса.

Заезды проводятся 4 раза в месяц. Обслуживание организовано по системе «Все включено».

Фитнес лагерь для похудения «Формула успеха» — ваш надежный партнер в борьбе за молодость, здоровье, возвращение красивого и подвижного тела.

6 выездных лагерей для взрослых, где можно перезагрузиться и стать креативнее

Знакомства, творчество, развлечения и дуракаваляние за городом для развития творческого потенциала и нестандартного мышления

Выездные лагеря для взрослых, часто аналогичные или похожие на летние лагеря для детей, становятся всё более заметным трендом в сфере отдыха и туризма. В таких лагерях участники знакомятся с интересными людьми, занимаются творчеством, развивают нестандартное мышление, пробуют новое, оттачивают осознанность, работают, развлекаются и валяют дурака (это тоже помогает развивать творческие способности и нестандартное мышление). Мы выбрали шесть таких лагерей, куда стоит съездить хотя бы однажды.

Творческий палаточный лагерь на острове Сааремаа в Эстонии

Известный выездной детский лагерь Филиппа Бахтина, бывшего главного редактора Esquire, уже несколько лет устраивает смены для взрослых — пока одну за сезон. Взрослые проводят время в «Камчатке» так же, как и дети, то есть придумывают, занимаются творчеством, веселяться и общаются. Задания могут быть самыми разными — от съёмок фильма до создания арт-объекта, выполнять их помогают кураторы: известные музыканты, актёры, дизайнеры и журналисты. Самому быть творческим человеком не нужно, если вы ничего не умеете или думаете, что не умеете, то вам тем более сюда. Помимо заданий участники лагеря вместе ходят на пикники и прогулки, устраивают кинопоказы и импровизированные концерты, просто сидят на берегу моря или распивают вино за разговорами. Нынешняя смена длится 12 дней и 11 ночей, с 3 по 14 августа, визу и проезд до лагеря участники обеспечивают себе самостоятельно.

Читать еще:  Вправи для похудения ляшек

Двухдневный загородный интенсив для раскрепощения

Цена: От 13 000 рублей в зависимости от размещения

Актёрское мастерство — модное занятие в Москве, подобных школ и курсов становится всё больше с каждым годом. «Маяк» — это, по сути, выездной интенсив для всех желающих. Он проходит в арт-резиденции «Гуслица» в посёлке Ильинский погост Московской области, трансфер входит в стоимость путёвки. В «Маяке» преподают по методикам высших театральных училищ, участники работают над голосом и телом, вниманием и эмоциями под присмотром актёра Бориса Перцеля, выпускника Высшего театрального училища имени Щукина, работавшего в Театре сатиры и «Сатириконе». Выезд в лагерь происходит в шесть вечера пятницы, а обратно в Москву все отправляются в семь вечера воскресенья. В стоимость также входит трёхразовое питание и перерывы на кофе, между занятиями актёрским мастерством участники гуляют по окрестностям «Гуслицы», а вечером расслабленно общаются вместе за чаем. Ближайшая смена — с 19 по 21 апреля.

Выездной нетворкинг-лагерь для миллениалов

Цена: 30 000 рублей

yCamp позиционирует себя как выездной лагерь для нетворкинга между миллениалами, участники которого делают доклады, проводят деловые игры и мастер-классы. В общем, три дня они делятся своими профессиональными знаниями и навыками, рассказывают о своих проектах и знакомятся друг с другом. Лагерь находится в Подмосковье на «Эко-ферме на Новой Риге», в цену путёвки входят трансфер из Москвы, проживание, питание и алкоголь. Попасть в yCamp можно только по отбору, который проходит на основе анкеты. Ближайшая смена лагеря уже набрана, но обычно в год их бывает две. Желающие могут подписаться на рассылку на сайте проекта, чтобы узнать, когда откроется очередной набор.

Творческая тусовка диджитал-номадов в разных странах мира

Цена: варьируется в зависимости от локации

«Смена» — это лагерь «цифровых кочевников»-фрилансеров, к которому может присоединиться любой желающий, если придутся по душе принципы и идеи проекта. «Сменщики» вместе работают, проводят друг для друга мастер-классы, обмениваются знаниями, устраивают сессии по тайм-менеджменту, креативности, продуктивности и удалённой работе. Каждая смена живёт вместе и вместе проводит свободное время, которое может включать в себя что угодно в зависимости от страны. Для участия в «Смене» нужно быть фрилансером или иметь свой проект, а также пройти отбор. По договорённости с организаторами можно увезти с собой и своё домашнее животное. Обеспечивать свои ежедневные потребности, кроме жилья и рабочего пространства, на «Смене» нужно из личных финансов. «Смена» живет по принципам фестиваля Burning Man. Она проходит в Тайланде, США, Берлине, Черногории, Португалии и других странах, куда решат поехать организаторы — следить за анонсами новых «Смен» и новых стран нужно на сайте проекта.

Лагерь для взрослых, аналогичный лагерю для детей

Цена: от 24 700 рублей за ближайшую смену

Организаторы Decamp пишут о себе на сайте «лагерь для взрослых — это как лагерь для детей, только для взрослых», и во многом так и есть, в лагере даже не разрешён алкоголь. Впрочем, в Decamp уверены, что и без него будет весело. Ближайшая смена пройдёт в Грузии с 20 по 24 июня, в стоимость путёвки входят трансфер Тбилиси — Бакуриани — Тбилиси, проживание на базе отеля Prima Group Hotels, трёхразовое питание с шведским столом и развлекательная программа. Трансфер до Тбилиси и личные расходы нужно оплачивать самостоятельно. В июле у Decamp будет смена в Хабаровске, а на 2020-й уже запланирована поездка в Гималаи. Decamp также устраивает корпоративные лагеря по запросу.

Тематические лагеря по развитию креативности

Цена: от 42 000 рублей

Most Creative Camp устраивают тематические смены для взрослых, чтобы помочь им развить свою творческую сторону, например, писать тексты, придумывать истории, искать необычные решения для задач, улучшить свои дизайнерские способности и так далее. Лагеря Most Creative Camp проходят в Подмосковье, удалённых от Москвы городах России или в Грузии. Ближайшая смена как раз пройдет в Грузии и будет посвящена дизайну, она стартует 30 апреля и завершится 5 мая. Участники будут делать различные задания и общаться под вино, жить сначала в центре Тбилиси в модном хостеле Fabrika в 15 минутах пешком от центра города, а потом — в арт-вилле «Гарикула», старинном замке-сквоте грузинских авангардистских художников. Оплачивать трансфер в Тбилиси нужно будет самостоятельно, в цену путёвки включены завтраки и обеды в ресторанах города и традиционные грузинские застолья в «Гарикуле», в Тбилиси нужно будет ужинать на свои деньги.

Восемь лет лагерей за три анекдота

Воронец Любовь Александровна родилась в 1897 году в Костроме. Женщина работала статистическим регистратором в Костромском детском диспансере. 13 августа 1941 года ее арестовали за якобы рассказанные политические анекдоты. Была приговорена к восьми годам заключения и пяти годам поражения в правах за антисоветскую агитацию, дискредитирование власти и распространение ложных слухов. Свой срок она отбывала в лагере под Томском и в поселке Итатка Томской области. Освобождена 21 октября 1949 года. Реабилитирована 21 апреля 1961 года. Воспоминания Любови Воронец о годах, проведенных в лагере под Томском, были переданы НИЦ «Мемориал» и публикуются в рамках проекта «XX век. Очевидцы».

1941 год

— В 1941 году я жила и работала в Костроме. 13 августа мне был предъявлен ордер на арест и повезли в Ярославль. С первого же допроса следователь яростно требовал моего покаяния в содеянном преступлении. Каком? Оказалось, что где-то я рассказала три недопустимых анекдота. Следователь говорил: сознайтесь, а то вам будет плохо.

В общей камере меня убедили «подписаться», а то ко мне применят физическое воздействие и все равно вышлют. В коридоре я увидела доску с фамилиями тех, кто выполнял план по обработке дел арестованных и все подписала. После этого следователь стал очень добреньким. Я попросила разрешение на свидание с матерью. Она приехала в Ярославль, но свидание не разрешили.

В ноябре этого же года меня судили в Народном суде. Привезли и одного моего знакомого ( я с трудом его узнала), якобы свидетеля рассказанных мной анекдотов. Он стал каяться суду в «поклепе» на меня, но на это не обратили внимания. Женщина-адвокат просила судью оставить меня на прежней работе, где я «приносила пользу». Но прокурор заявил, что все равно меня надо наказать — дать восемь лет. Судья, не глядя на меня, объявил, что я приговорена к восьми годам заключения в лагере и пяти годам поражения в правах. После суда меня отвезли в «Коровники» — предэтапную тюрьму.

Читать еще:  Виталити клиника для похудения

1942 год

— Зима стояла лютая. Нас мало выводили на прогулку — и из-за морозов и бомбежек немцами Ярославля. На крыше тюрьмы находились зенитки, от их действия дрожал весь дом. Перед тревогами вся тюремная обслуга уходила в бомбоубежище, а нас запирали. Только в апреле меня этапировали. В Москве поместили в Таганскую пересыльную тюрьму, а потом повезли на поезде с решетками на окнах в Сибирь, через Южный Урал и Челябинск. Я лежала плашмя на верхней полке и смотрела через решетку, коридор и другую решетку на остальной мир. Разминкой были лишь хождения в уборную под конвоем. Конвой выдавал нам на день пайку хлеба, две сухих рыбины и кипяток (три-четыре кружки). Когда нас выгрузили в Новосибирске, от нас воняло за километр, ведь не было возможности помыться.

Пересыльная тюрьма в Новосибирске была переполнена. Мы всю ночь толпой стояли в каком-то помещении, прижатые друг к другу, по очереди опускаясь на корточки для передышки. Утром нас развели по камерам. Через некоторое время погрузили в трюм парохода и повезли по Оби, потом по ее притоку Томи в Томск. Повели нас в обход города, пешком. Когда кто-то падал, то конвой давал нам время полежать на дороге, чтобы набраться сил.

В лагере я попала на работу в деревообделочный цех, где мы шлифовали грубой наждачной бумагой деревянные гребешки. Цех был огромный, полутемный, грязный. Работала по ночам. Вши грызли шею и голову. Плана я не могла выполнить, поэтому получала пайку небольшую хлеба. Мужчины, все больше из Украины, план выполняли бойко, и за это им разрешали громко петь украинские песни. На обед кормили затирухой — кусочками муки в кипятке. У большинства заключенных начала развиваться цинга, в том числе и у меня. Слабели зрение и слух. Я похудела так, что меня звали «мешок с костями».

1943 год

— Эта зима тоже была лютой. Мы спали в нетопленных бараках, не раздеваясь, в валенках, прикрывались еще кое-какими вещами. Заедали вши. В бане бывали раз в десять дней и там отмывались от них. Но главным бичом лагеря была пеллагра. При этой болезни кишечник ничего не усваивал и люди умирали от полного истощения. Мертвецов складывали, как дрова в поленницах, и вывозили на дровнях за ворота. Каждого ударяли молотком по голове: а вдруг он жив и убежит, когда вывезут.

Я попала в больницу с начинающейся пеллагрой. И тут чудесным образом около меня оказалась Антонина Алексеевна Малюта. Она была томичкой, получала хорошие передачи и делалась со мной. Выходила меня, спасла от погибели.

Потом она попросила заведующего конторой взять меня к себе на работу. Он был из числа заключенных, но с маленькой привилегией, бывший секретарь Киевского обкома. Фамилию его я, к сожалению, забыла. Я сказала, что не умею считать на счетах. Он посмотрел на меня внимательно: «Выучитесь, только старайтесь». Пока я старательно училась, поглядывал на меня издали и ободрял глазами. Я быстро выучилась.

Начальник лагеря был очень строгий и презирал всех нас. Среди нас была опытная портниха. И вот ее стали отвозить на квартиру начальнику, и там она сшила платье для его жены. Сшила платьев она очень много, но в доме начальника ее ни разу не покормили. Измученную, вечером ее привозили обратно в лагерь. И вдруг снимают его с должности и отдают под суд за превышение власти в личных интересах. Заступил вместо него человек, который держался с достоинством. Он был справедливый и строгий.

Все начальники лагеря делали свои обходы с адъютантами без оружия. В прошлом были случаи, что заключенные ухитрялись вырвать оружие и расправиться. Каждый день были утренние и вечерние переклички, выстраивались во дворе по-военному. На работу ходили все вместе, но спали политические и уголовные по своим баракам. Днем наш барак пустел, и мы догадались нанять вскладчину в сторожа одну воровку. Она была польщена нашим доверием и охраняла барак от воров.

Моим близким удалось разыскали меня, помогло посланное наобум письмо в Кострому, и мы стали переписываться. Они стали посылать деньги подруге Антонине в Томск, и та приносила мне раз в неделю передачи. Передачи спасали, так как в столовой нас кормили овсом. Некоторые подрабатывали разными услугами за пайку хлеба, которая в лагере служила «валютой».

Из писем я стала узнавать о ходе военных действий на фронтах, так как по лагерю ходили разные фантастические слухи. Радио и газет у нас не было. У меня завязалась дружба с бывшим польским офицером, который хорошо рисовал. Я заказывала ему рисунки для моей маленькой далекой племянницы. Расплачивалась я хлебным пайком. Но бедного художника скоро унесла в могилу чахотка, начавшаяся на почве истощения. Письма я получала аккуратно: почтовым цензором теперь был мой добрый покровитель — бывший секретарь Киевского обкома. Он бесконечно писал заявления об отправке его на фронт, но ему пока не отвечали.

1944 год

— Наши бараки начали отапливать. Мы наконец-то отскребли и отмыли своих вшей. И даже стали спать на мешках, набитых стружкой из столярного цеха, с простынками. Население лагеря между собой общалось свободно. Завязывались «романы», приживали даже детей, которые потом отдавались в детдома. Если в столовой мужчина и женщина ели из одной миски, значит, они были мужем и женой.

Меня перевели на работу в Нормбюро, нормировщиком, в маленькую отдельную комнату. Я составляла и подсчитывала все лагерные довольственные ведомости. Работала я много. Кроме меня, в комнате сидел начальник. Первым моим начальником был ленинградец, бывший военный, с хорошими манерами. Он стеснялся меня, так как я знала о его романе с одной из заключенных женщин. Он сказал, что сполна мне доверяет и проверять не будет. Работать было спокойно. Иногда я заходила к моему соседу-цензору. Однажды ему пришло разрешение на отправку на фронт, куда он поехал с конвоиром. Грустно было оставаться без такого «ангела-хранителя».

1945 год

— Наконец-то в наших бараках провели радио. Оно работало с помехами, но это было большое событие. По радио часто передавали музыку Чайковского, особенно утром. Получали и вести с фронта. Наши войска продвигались все ближе к Берлину. Ходили упорные слухи об амнистии, даже женщинам с 58-й статьей, родившим детей или беременным. Начался переполох. Некоторые захотели досрочно освободиться, забеременев от кого попало. «Благодетели» набивали цену.

Читать еще:  Влияние корицы для похудения

Потом нас выстроили всех во дворе. Была объявлена амнистия от товарища Сталина лично. Торжественно произносились все его титулы. А долгожданный День Победы мы отметили концертом самодеятельности.

В столовой стали давать супы из свекольной ботвы с примесью картошки. Это облегчало нам жизнь. С Антониной Алексеевной Малютой дружба крепла, она продолжала помогать мне во всем, как могла. Я никак не ожидала, что у нее возникнет роман с одним инженером (он сидел за немецкое происхождение, но был вполне обрусевший). Она твердо верила, что он ей будет верен и на свободе. И дождется ее.

1946 год

— Опять суровая сибирская зима. Нам выдали неказистые ватники, валенки со старыми калошами и шапки-ушанки. Все были на одно лицо. В башнях зябли дежурные стрелки и топали ногами, чтобы их не отморозить. Снег мы разгребали, конечно, сами. Я продолжала составлять довольственные ведомости. Пайки были разные: итэровцам самые большие, простым работягам по 500 грамм, инвалидам 250.

У меня сменился начальник. Это был сибиряк, отбывавший срок за то, что сказал, что в стране существуют особые лагеря. Его сменил следователь Томского НКВД, наказанный за воровство американских посылок. Его поместили отдельно и оберегали от уголовников, которые могли бы с ним расправиться. Он много всего рассказывал из своей жизни. Жена приносила ему на свиданиях прекрасные книги, а он предлагал мне ими пользоваться. Я с большим наслаждением перечитала «Войну и мир», «Анну Каренину» и другие книги.

Осенью под конвоем нас гоняли на поле копать картошку. Ходила и я. Конвой был жестокий, почти не давал передышек. Свои ведомости дорабатывала потом через силу.

1947 год

— В этом году моим начальником в Нормбюро стал мужчина из уголовного мира. Почему его сюда назначили? Он был полным невеждой во всем. Этот начальник спал тут же, в комнате, где я работала. Когда я приходила утром, он еще лежал под одеялом. Услышав мои шаги, он первым-наперво надевал фуражку, высовывал голые ноги, а потом вылезал из-под одеяла почти голый. Я отворачивалась, пока он одевался. Он покряхтывал и спрашивал о погоде. «Ну-с, с добрым утром и веселым днем», — говорил он. Это было сигналом, что я могу начинать работать. Он удивлялся моей усидчивости и исполнительности. «Можно уж не так стараться. Что вам, орден, что ли, повесят? Никогда этого не будет». Я старалась лишь углубляться в работу и не разговаривать. Между тем, заключенным стали назначать сахарные пайки. Работы прибавилось. Пайки были разные, и требовалась точность подсчета.

Я стала замечать, что мой начальник стремился меня принудить к иному подсчету, то есть обсчитывать инвалидов и излишки присваивать себе. Для спекуляции. Я была в ужасе и рассказала об этом подруге Антонине. Она твердо посоветовала: идите к руководству и обо всем расскажите. С каким страхом и трепетом я шла к начальнику, ноги подкашивались. Но начальник принял меня просто и деловито. «Этот тип хочет и своих обделить, нажиться, какой негодяй». Утром пришел в нашу контору сам начальник лагеря, мне сказал, что я остаюсь на работе, а «начальника» попросил немедленно отправиться в расположение коменданта — ему дадут иную работу. С какой злобой ко мне ушел он, хлопнув дверью! В этом году он мне и отомстил.

В лагере формированием этапов занимались врачебные комиссии, все полномочия принадлежали им, а не начальнику лагеря. У моего бывшего «начальника»-уголовника оказался там какой-то блат. Он сказал, что нужно на этап взять меня, а то я «заелась» здесь. И глубокой осенью меня отправили по этапу в Итатку — глухую тайгу — валить лес. Дело было в сентябре, и тогда я получила письмо от сестры с известием о том, что 1 августа наша мама скончалась на даче в Подмосковье. Не знаю, как я отработала этот день со счетами, может быть, и путала, должно быть, перепечатывала. Мне теперь было все равно, куда меня увезут и что со мной сделают. В бараке горевали вместе со мной, выражали сострадание. Это было, конечно, очень дорого. Антонина Алексеевна сказала тогда с полной твердостью: помните, что мы обязательно свидимся, я в этом уверена. Впоследствии мы виделись много раз, уже будучи свободными.

1948 год

— Итатка, глухая тайга. В ней валили лес заключенные, а расконвоированные шоферы занимались трелевкой — вывозкой поваленного леса. Непонятно, почему меня после первого же дня работы освободили от лесоповала и я была назначена учетчиком на три объекта: в автопарк, на электростанцию и в слесарно-механический цех. Конвой привозил меня в тайгу, в маленький домик автопарка, где на железной печурке я кипятила чайник к приходу рабочих на обед. Я была одна. Потом приходили шоферы из тайги, с трелевки. Это все были детинушки из числа махровых уголовников, между собой говорили на своем жаргоне. Они сдавали мне путевки для подсчета. «А вот и чайничек бурлит, это хорошо, спасибо, хозяйка!» — говорили они мне и усаживались на плохо сколоченный стол «трапезничать». Еда их хранилась в столике. Пайки хлеба у них были увеличенными. Встречаясь с ними взглядом, я почему-то не ощущала никакого страха. Ни разу я не услышала от этих мужчин что-нибудь пошлое. Они обращались со мной предупредительно, даже заботливо! Я подсчитывали им точно километры, претензий не было. Предлагали и угощение, какое было. По весне приносили черемуху: на, нюхай весну! Хотели обучить меня на шофера-механика. Разбирали машину, показывали и объясняли значение каждой части.

На электростанции я бывала одна. В слесарно-механическом цеху — опять среди людей. Очень трудно было постичь эти устройства. Надо мной благодушно посмеивались: не тушуется.

1949 год

— По воскресеньям заключенных не водили на работу. Они предпочитали отсыпаться, не вставая к завтраку. А я дорабатывала свои ведомости по трем объектам в бараке. Это занимало много времени. Прошла суровая зима, проходило теплое лето. И вот 13 августа, когда прошло восемь лет моего заключения, меня вызвали в лагерную контору, где выдали справку об освобождении. Дали и железнодорожный билет из Томска до станции Завидово в Калининской области (сейчас Тверская область — прим. ред.), в деревню Фофаново — выбранное мною место жительства. И сказали приходить к проходной с вещами. Прощай, лагерь.

На этом воспоминания заключенной ГУЛАГа Любови Воронец заканчиваются. Ее реабилитировали 20 апреля 1956 года.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector